full screen background image
Search
25 июля 2021
  • :
  • :

У истоков рекордной серии


Дмитрий Кряквин заканчивает рассказ о межзональном турнире 1970 года

Итак, после 15 туров межзонального стало ясно, что в этот раз Роберт Фишер уже не бросит турнир, а его выход в претенденты и грандиозное сражение с советскими корифеями неизбежны! Шахматы не сходили с первых полос европейской прессы. Дополнительно на Мальорку выехали десятки новых пресс-атташе и журналистов, предвкушавших очередную сенсационную победу заокеанского лидера.

У истоков рекордной серии

О межзональном-1970 написана отдельная книга

Закрепившись на первом месте, Фишер в очередном раунде играл против героя старта Тудэвийна Уйтумена. Монгольский мастер после феерии первых туров несколько сник и уже откатился на дно турнирной таблицы, но, казалось, поначалу в битве с американцем был решительно настроен дать большой бой. На очередное применение Фишером защиты Алехина Уйтумен ответил острейшим вариантом четырех пешек. Правда, стоило лидеру сделать все известные ходы, как восточный шахматист внезапно взял курс на упрощения, соглашаясь со стабильно худшей позицией… Фишер охотно шел навстречу пожеланиям соперника, считая, что легко должен справиться со своей задачей в технической стадии. Однако в решающий момент монгол уперся, да так, что его могучий соперник сразу решил закончить дело миром – без всякого доигрывания!

Т. Уйтумен – Р. Фишер

16 тур

У истоков рекордной серии

Несмотря ограниченность материала, от белых требуется точность – черный конь отрезает белого короля от ферзевого фланга, проходная Фишера при поддержке своего монарха значительно опаснее белых пешек «а» и «b», которые сами нуждаются в защите. Например, 35.g4?! g5+ 36.hg+ hg+ 37.Крf3 Крe7 38.Крf2 Крd6, и король черных устремился к белой пехоте.

35.h5!

Четкий ход – Уйтумен зафиксировал слабость на g7.

35…Кe1 36.g3 Кc2

Попытка поставить белых в цугцванг, так как ничего не дает прямое 36…Кd3+ 37.Крg4 Кb4 38.Кc1. Монгольский мастер отреагировал самым бесхитростным образом, но с пешкой на h5 и этого оказалось достаточно.

37.Крg4 e5 38.de+ Кр:e5 39.Крf3 Кb4

После 39…d4 белый конь сразу блокирует пешку – 40.Кf4, поэтому Фишер действует тоньше.

40.Кc1

Без лишних эмоций и даже не рассматривая 40.a4.

40…Крd4

Ничего не дает 40…Крf5 41.g4+ Крe5 42.a3 или 40…Кa6 41.Крe3, поэтому проход короля – единственный шанс на победу.

41.g4!

Еще одно отличное решение – белые создают задел для грядущей пешечной гонки.

У истоков рекордной серии

41…a5

Приближалось время откладывания, и американец перекинул шар на сторону соперника – вдруг тот запишет неудачный ход? Справедливости ради, в осложнениях все равно получалась ничья: 41…Крc3 42.Кe2+ Крb2 43.Кd4 Кр:a2 44.g5! hg 45.Крg4 Крb2 46.Кр:g5 Кc2 47.Кf3 Кр:b3 48.Крg6 a5 49.Кр:g7 a4 50.Кd2+ Крb4 (50…Крc3 51.h6) 51.Кb1 Кe3 52.Крg6 Кg4 53.Крg5 Кe5 54.Крf6 Кg4+ 55.Крg5=; судя по 35 и 41 ходам белых, монгольский шахматист должен был пойти на этот вариант.

42.Кe2+ Крe5 (с заботой о пешке g7) 43.Кc1 Ничья!

Фишер не обыграл подряд двух шахматистов, замыкавших турнирную гонку… Когда такое еще случалось? Впереди американскому гроссмейстеру предстояло несколько трудных партий, в том числе против Тайманова, Глигорича и Ульмана, претендовавших на выход в кандидатские матчи. И ничего не предвещало, что на следующий день будущий чемпион мира начнет свою легендарную серию – 19 побед подряд в отборочном цикле за мировую корону! Этот удивительный рекорд, наверное, уже не будет побит никогда. Впрочем, пока следующим на очереди оказался Хорхе Рубинетти, и тут уже Акелла не промахнулся.

На выходе из дебюта аргентинец надолго задумался. Как признался потом Рубинетти, он вдруг вспомнил, что попался на уже опубликованный анализ – в одном из журналов (скорее всего, в «Информаторе») разбирались победы Золтана Рибли и Иствана Полгара в партиях, сыгранных за год до межзонального-1970 в венгерских турнирах.

Р. Фишер – Х. Рубинетти

17 тур

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Кf3 d6 3.d4 cd
4.К:
d4 Кf6 5.Кc3 e6 6.Сc4 a6 7.Сb3 b5 8.0–0 Сb7 9.Лe1 Кbd7 10.Сg5 h6

У истоков рекордной серии

Почти партия-двойникХармон – Уоттс из сериала «Ход королевы». И теперь мы имеем возможность сравнить – как трактовал подобные позиции Роберт Джеймс Фишер и как – героиня из популярной кинокартины.

11.Сh4

Интересно, что один из классиков варианта Драголюб Велимирович как раз действовал в стиле Бэт: 11.С:f6!? Ф:f6 (если что – сразу коня под бой 11…К:f6 12.a4 b4 13.Кd5!) и тут закидывал коняшку на f5, хотя возможно степенное 12.a4 b4 13.Кa2.

Фишер очень любил и уважал слонов – просто так своего он не отдал.

11…Кc5?

Практика варианта показала, что черным стоит немедленно строить баррикады в центре доски: 11…g5!? 12.Сg3 Кe5 – типичная найдорфская реакция. Простодушный прыжок коня был встречен немедленным встречным ударом!

12.Сd5!

У истоков рекордной серии

12…ed

«Я искал, но не мог найти лучшего хода» (Х. Рубинетти). Да, хорошее решение отыскать уже трудно: 12…Фb6 13.С:f6 gf 14.Фh5 0–0–0 15.С:b7+ К:b7 16.Лad1 Лd7 17.Лe3 Лg8 18.h4 Крb8 19.b4! Сg7 20.Лg3 Лc7 21.a4! ba 22.К:a4 Ф:b4 23.Кc6+! Л:c6 24.Ф:f7 Лgc8 25.Лb3 Л6c7 26.Ф:c7+ Л:c7 27.Л:b4 И. Полгар – Филеп, 1969 или 12…Фc8 13.С:f6 gf 14.b4 Кd7 15.С:b7 Ф:b7 16.Фh5 Лc8 17.Лe3 Рибли – Секели, 1969, оба раза со скорым разгромом черных. Аргентинец решил, что если страдать, то уж за фигуру, но силы белых здесь идеально готовы к грядущему штурму.

13.ed Крd7

Нет 13…Сe7 14.Кf5, и черный король вынужден бежать.

14.b4! Кa4 15.К:a4 ba 16.c4 Крc8

И в новом веке здесь продолжались злоключения черных, и пострадавшим оказался сильный гроссмейстер: 16…Крc7 17.Ф:a4 Коган – В. Попов, 2006.

17.Ф:a4 Фd7

Увы, черный король стоит плохо, и скоординировать защиту не получается: 17…g5 18.Сg3 h5 19.c5.

18.Фb3 g5 19.Сg3 Кh5

У истоков рекордной серии

20.c5! dc

Не спасает 20…К:g3 21.c6, а после вскрытия центра следует быстрая развязка.

21.bc Ф:d5

Побеждают белые и после 21…С:d5 22.Фb6 К:g3 23.c6.

22.Лe8+ Крd7 23.Фa4+ Сc6 24.К:c6 Кр:e8 (24…Ф:c6 25.Лd1+)

25.Лe1+ Крd7 26.Кa7+ Черные сдались.

У истоков рекордной серии

Межзональный-1970 стал звездным турниром 35-летнего гроссмейстера из ГДР Вольфганга Ульмана. Верный рыцарь французской защиты недавно попал в сборную мира на Матч века, где с минимальным счетом уступил Марку Тайманову, а здесь и вовсе после 17 туров шел вместе с Робертом Хюбнером на третьем месте (по 10,5). Немецких спортсменов на очко обгонял Геллер и на два – Фишер. Финишировал Вольфганг скромнее, но в заветную шестерку попал, оставив за плечами целый ряд шахматных легенд.

Грядущая встреча Ульман – Фишер вызывала огромный интерес: в далеком и провальном для американца Буэнос-Айресе-1960 Вольфганг обыграл Бобби, и хоть со временем фаворит вырвался вперед в личных встречах (2-1), но на той же Олимпиаде в Зигене Роберту пришлось сильно постараться, чтобы в староиндийской отбиться от фирменного варианта Авербаха в исполнении соперника. На испанской земле Ульман обыграл Григорича и Портиша, однако в 17 туре при доигрывании позиции с лишней, хоть и труднореализуемой пешкой грубо зевнул и проиграл Саттлзу. И это в момент гонки, когда потеря половинки очка могла означать крах всяких надежд. А Фишер всегда очень тонко чувствовал душевное смятение противника… В итоге на выходе из дебюта Вольфганг попал в ловушку, которая станет любимой для маленького Гарри Каспарова!

В. Ульман – Р. Фишер

18 тур

Защита Модерн-Бенони

1.d4 Кf6 2.c4 c5 3.d5 e6 4.Кc3 ed
5.
cd d6 6.e4 g6 7.Сf4 a6 8.a4 Сg7 9.Кf3 0–0 10.Сe2 Сg4 11.0–0 Лe8

У истоков рекордной серии

Позиция, ныне знакомая любому поклоннику динамичного и интересного дебюта. Белые могут защитить пешку на е4 двумя логичными ходами: 12.Фc2 Таль – Штейн, 1971 или 12.Кd2 С:e2 13.Ф:e2 Кh5 14.Сe3 Кd7 15.g4!? Портиш – Каспаров, 1981, что потом не раз встречалось на практике и активно одобряется современными электронно-нейронными мощностями. Но Ульман решил получить преимущество двух слонов…

12.h3?! К:e4!

Фишер за много лет до описываемых событий обнаружил в советском «Шахматном бюллетене» партию Б. Владимиров – М. Юдович, 1959, которая почему-то широкой известности не получила. Любопытно, что в аналогичной ситуации через несколько лет гроссмейстер и крупный теоретик Николай Крогиус не нашел этот удар, впервые примененный Юдовичем.

Несмотря на гибель центральной пешки, борьба в партии не заканчивается. Белые сохраняют перевес в развитии, и это позволяет им рассчитывать на компенсацию.

13.К:e4

Интересно и 13.hg С:c3 14.Фc2 или 14.Фb3!?

13…Л:e4 14.Сg5!

Неудачно за белых 14.Сh2? С:f3 15.С:f3 Лb4 Савченко – Габриелян, 2018, и компенсации уже нет, а черные стремятся к новым завоеваниям, – мой друг Артур (ярый поклонник Модерн-Бенони) тоже всегда мечтал нанести удар Фишера-Каспарова.

14…Фe8 15.Сd3 С:f3 16.Ф:f3 Лb4 17.Лae1 Сe5

У истоков рекордной серии

Ульман до этого момента изобретательно поддерживал напряжение, и настал момент пойти всеми вперед, не считаясь с отдельными потерями: 18.Фg3! Ф:a4 19.f4 Сd4+ 20.Крh1 Кd7 21.Лe7 или 21.f5 с серьезной компенсацией. Вместо этого Вольфганг разменял ферзей, облегчая сопернику реализацию.

18.Фd1?! Ф:a4 19.Ф:a4?

Хотя бы 19.Сc2 Фb5 20.f4 Сd4+ 21.Крh1, надеясь создать какие-то угрозы.

19…Л:a4 20.f4 Сd4+ 21.Крh1 Кd7 22.Лe7 Кf6 23.Л:b7 Кh5 24.Крh2 Сe3, и Фишер в фирменном, техничном стиле довел поединок до победного.

Надо отдать должное Ульману – после таких двух ударов подряд он сумел остаться в пуле сильнейших и в итоге пробиться в претендентские матчи.

Фишер набрал крейсерскую скорость, причем сумел в следующем туре обыграть и Марка Тайманова, прошлая встреча с которым (в том самом злополучном Буэнос-Айресе) сложилось для Бобби нелегко – спасло лишь знание редкой позиции в слоновом окончании. В американском шахматном журнале шутили, что за 3,5 из 4 против грозного советского квартета Фишеру должны присвоить звание почетного гражданина СССР! Для американца это оказалась очень важная победа с психологической точки зрения, ставшая хорошим подспорьем перед будущими 6-0 в Ванкувере.

Ведь сколько раз раньше при анализе его обманывала команда советских аналитиков! До сих пор кровоточили раны от той самой обидной ничьей с Ботвинником на Олимпиаде в Варне… Тут же штаб соперников полностью проиграл отложенную! Позднее в мемуарах Марк Тайманов признавался, что они с секундантом Евгением Васюковым даже не рассматривали идею, реализованную за доской соперником.

Впрочем, до жеребьевки четвертьфиналов было еще далеко, а Тайманов, в отличие от Фишера (в памяти всплывает неудобная история про крыло машины Матуловича), еще не обеспечил себе попадание в первую шестерку. Бобби сиял от счастья – он увеличил отрыв от преследователей и даже подробно рассказал зрителям, на которых до этого только жаловался, о других партиях тура.

Р. Фишер – М. Тайманов

19 тур

У истоков рекордной серии

К тому моменту борьба в турнире сильно обострилась, и советские гранды уже больше боролись между собой, а не с грозным американцем, который досрочно выигрывал состязание. Мне трудно поверить, что Геллер или Полугаевский могли не рассматривать немедленный рывок пешки «с», но почему-то оптимист Марк Евгеньевич с Евгением Андреевичем рассчитывали на кооперативное 42.h5 g5 43.c5 Лe8 44.cb g4 45.b7 (выигрывает 45.Сc6! Г. Каспаров) 45…gf 46.b8Ф f2, после чего перевес чуть ли не на стороне черных!

Видимо, Фишер отверг альтернативный ход из-за 43…g4!? 44.Сc6 Л:a4 (интересна и рекомендация Каспарова 44…К:h5 45.cb g3!?) 45.Л:b6 Лb4 с шансами на спасение у черных. Впору вспомнить, как по возвращению с четвертьфинала Тайманов с Васюковым потом заочно разбирались – кто же зевнул в анализе ладью…

42.c5! Л:h4+ 43.Крg1 Лb4 44.Л:b4 ab
45.Л
c4

Очень симпатично! Теперь проходная «а» бежит к полю прекращения при поддержке могучего слона f3, а лишняя пешка черных пока не играет никакой роли.

45…bc

Безнадежно и 45…Кd7 46.c6 Кe5 47.Л:b4.

46.Л:c5 Крg7 47.a5 Лe8 48.Лc1!

Жесткий ход – ладья сзади поддержит проходную пешку.

48…Лe5 49.Лa1 Лe7 50.Крf2

У истоков рекордной серии

50…Кe8

Стоило испробовать последний шанс 50…Кe4+ 51.С:e4 Л:e4, и белым надо хотя бы что-то посчитать: 52.a6 Лe8 53.a7 Лa8 54.Крe3 g5 55.Крd4 h5 56.Крc4 g4 57.Кр:b4 h4 58.Крb5 f5 59.Крa6 f4 с надеждой на 60.b4? h3! 61.gh g3, но решает 60.Крb7 Л:a7+ 61.Кр:a7, и из-за положения черного короля на g7 пешечный прорыв не помогает – белая ладья справляется с функцией защиты. Теперь же Фишер просто ведет короля на ферзевый фланг без расчета каких-либо вариантов.

51.a6 Лa7 52.Крe3 Кc7 53.Сb7 Кe6 54.Лa5 Крf6 55.Крd3 Крe7 56.Крc4 Крd6 57.Лd5+ Крc7 58.Кр:b4 Черные сдались.

У истоков рекордной серии

Номинант на звание почетного гражданина СССР

Дункан Саттлз переехал в Канаду из США и дважды выходил в межзональные из отбора страны кленовых листьев. Набрав на грандиозном соревновании в Сусе 9,5 из 22, повергнув победителя Ларсена, Матуловича и Гипслиса, впервые заявил о себе – 15 место в той грандиозной компании для представителя страны без особых шахматных традиций было весьма неплохо. Тот же Гипслис набрал всего на пол-очка больше. В 1968-м Саттлз блеснул на Олимпиаде – ничьи с Корчным, Ларсеном, Сабо, Георгиу, Панно, Ивковым, обыграл Падевского. Конгресс ФИДЕ решал – присваивать ли сразу звание гроссмейстера, но в итоге канадец получил повышение в классе после супертурнира в Сан-Антонио-1972 (Карпов, Петросян, Портиш, Григорич, Керес, Горт, Мекинг, Ларсен, Р.Бирн, Эванс, Браун и т.д.), где Дункан занял 7 место с результатом 9 из 15.

В 80-е Саттлз перешел на игру по переписке и стал гроссмейстером ИКЧФ, так как отошел от активной игры и стал основателем компании «Magnetar Games». Можете ради любопытства пройти по ссылке – детище Дункана до сих пор в строю и создает красивые игры, графику для фантастических фильмов.

На Мальорке Саттлз выступал без блеска, да и прошлая его встреча с Фишером в финале чемпионата США 1965 года закончилась быстрым разгромом, – сопротивления и здесь канадец оказать не смог.

Д. Саттлз – Р. Фишер

20 тур

У истоков рекордной серии

После 22…К:f3 23.Ф:f3 Сd7 24.Лh2 у белых хуже, но еще можно сопротивляться. Фишер идет к цели гораздо более жестко.

22…f4! 23.gf К:f3 24.Ф:f3 Фh4!

Вновь 24…Ф:f4 25.Ф:f4 Л:f4 26.Лe7 Сf5+ 27.Крc1 давало какие-то иллюзии сопернику, но после пары осечек с аутсайдерами американец, по словам Эванса, принял решение осторожнее относиться к такой непростой проблеме размена ферзей. Черные в первую очередь активизируют все фигуры, а потом отбирают пешку с процентами.

25.Сe2 Сf5+ 26.Крa1 Лae8 27.Лc1?

Упорнее 27.Лeg1!? с идеей 27…Сe4 28.К:e4 Л:e4 29.f5.

27…Сe4! 28.К:e4 Л:e4 29.Лh2 Лf:f4

Материальное равновесие восставлено, а конь Фишера значительно сильнее белого слона.

30.Фc3 Фe7 31.Сf1

Черные доминируют по всей доске: 31.Сg4 Л:c4.

31…Лe3 32.Фd2 Лef3 33.Лe2 Фf6 34.Сg2 Лf2 35.Лce1

У истоков рекордной серии

35…Л:e2 36.Л:e2

Удержаться в любом случае не получается: 36.Ф:e2 Лf2 37.Фe8+ Крg7 38.Лe7+ Крh6, теперь будут шаховать и матовать черные.

36…Л:c4 37.Фe3 Фe5

Теперь можно!

38.Крb1 (38.Ф:e5 Лc1#) 38…Ф:e3 39.Л:e3 Лf4 40.Сf3 h5 41.Крc2 Крf7 с лишней пешкой, огромным перевесом и скорой победой черных.

Бразильский вундеркинд Энрике Мекинг (тогда возраст 18 лет считался очень юным) после ничьей с Фишером в Буэнос-Айресе-1970 гордился своим результатом и утверждал, что репутации американского гения не повредит, если он даже проиграет шахматному Пеле. «Болтун! Я проиграю Мекингу, только если меня укусит ядовитая змея!» – раздраженно отреагировал Бобби и уверенно разгромил соперника, поставив таким образом точку в заочном споре. Снова начав с 1.b3 – эта партия подробно прокомментирована в книгах Гарри Каспарова и Ильи Одесского, посвященной «неправильному началу» (1.b3 и 1…b6).

Р. Фишер – Э. Мекинг

21 тур

У истоков рекордной серии

У белых опасная инициатива, но после 15…g6 черные могли еще защищаться. Ничего не дает 16.Лh3 Сg7 17.С:g7 Кр:g7 18.Кf3 c4 или 16.С:f6 Ф:f6 17.f5 ef 18.Л:f5 Фe7 (Г. Каспаров). Наверняка Фишер играл бы тут намного тоньше: 16.Л3f2! Сg7 17.С:g7 Кр:g7 18.h4 (Одесский) и все-таки вынудил бы Мекинга создать в своей позиции слабости.

15…a5?! 16.Лg3 С:e5?

Грубый просчет вместо 16…g6 17.С:f6 Ф:f6. Например, 18.h4 Крh8 19.h5 Фf5 20.Фh4 Ф:h5, и белые не должны торопиться с разменом 21.Ф:h5?! gh 22.Лh3 c4!, а вот 21.Фe7! сохраняет за ними сильную инициативу – висит пешка с5 (а за ней и а5), фигуры белых готовы к наступлению на королевском фланге.

17.fe f5 18.ef Л:f6

У истоков рекордной серии

19.Ф:g7+! Ф:g7 20.Л:f6 Ф:g3 21.hg

Хоть лишняя пешка и сдвоенная, шансы черных на спасение невелики.

21…Лe8 22.g4!

Удерживая ладью на активной позиции вместо 22.Крf2?! Крg7.

22…a4 23.Кf3 ab?

Последний шанс заключался в 23…e5 24.Кg5 c4 (Г. Каспаров), теперь же Фишер хладнокровными движениями длинных рук просто собрал все пешки бразильца.

24.ab Крg7 25.g5 e5 26.Кh4! Сd7 27.Лd6 Сe6 28.Крf2 Крf7 29.Лb6 Лe7 30.e4! de 31.de c4 32.b4 Сg4 33.Крe3 Лd7

У истоков рекордной серии

34.g6+! Крf8

Или 34…hg 35.К:g6.

35.gh Л:h7 36.Кg6+ Крe8 37.К:e5

Еще одна.

37…Сc8 38.К:c4

Третья. В сильном цейтноте Мекинг не сдавался.

38…Крd8 39.Кd6 Лg7 40.Крf2 Крc7 41.К:c8 Кр:c8 42.Лd6 И здесь черные наконец остановили часы.

К партии с Фишером югослав Глигорич подошел в очень нервном состоянии. В прошлых турах он играл против соотечественников Минича и Панно, став заложником очередных спекуляций с особенностями «принудительной» жеребьевки. Редкий гроссмейстер пользовался таким авторитетом среди коллег, как Светозар (позднее, в 1978 он участвовал в выборах президента ФИДЕ и в итоге объединился с Фредериком Олафссоном для победы над одиозным пуэрториканцем Мендесом), но и он не избежал нападок. C Ивковым получилась закономерная ничья, а вот в поединке с Миничем Глигорич отложил партию в окончании с перевесом. В прессе сразу появился слух – Белград оказывает давление на югославских участников, и результат предрешен. Светозар вспоминал – он шел на партию и думал: «Вот выиграю, и потом «принудительную жеребьевку» назовут моим именем, вернут ее из-за меня…». Его «спас» соперник, который провел блестящую оборону и сохранил пол-очка…

После такой нервотрепки югославу в поединке с Фишером необходима была только победа! И взвинченный Глигорич сорвался.

У истоков рекордной серии

Светозар Глигорич и Роберт Фишер задолго до волнений финиша

С. Глигорич – Р. Фишер

22 тур

У истоков рекордной серии

Первую часть поединка белые провели очень тонко, но югославскому гроссмейстеру не очень нравилось 20.g3 Сh3 21.Лg1 Сd7 22.a5 Лab8 с неясной игрой. Согласно Гарри Каспарову, к солидному перевесу вело 20.Кd1 Сd7 21.a5 или 20.a5 Сd7 21.Кd1 с дальнейшим Вс3 и Ne3, но вдруг Глигоричу почудилось, что Фишер зевнул…

20.Кb5? ab
21.С:
b5 Фe5!

О, ужас! Белые еще могут бороться с ладьей и пешкой против двух фигур, однако Светозар оказался совершенно подавлен произошедшим.

22.Сc3 Фe7 23.С:e8 Ф:e8 24.С:g7 Кр:g7 25.b4?!

Сильнее 25.Фc3+ Крg8 26.e5, не давая черным активизироваться.

25…cb 26.Фb2+ Фe5 27.Ф:b4 Кf4 28.Лd1 b6

У истоков рекордной серии

29.Лf2??

После 29.Ф:b6 Сa6 черные создают опасные угрозы белому королю, но бороться еще можно. Теперь же двухходовая тактика решает исход партии.

29…Кd3! 30.Ф:b6

30.Л:d3 Фa1+ с матом.

30…К:f2+ 31.Ф:f2 Л:a4 32.Крg1 Лa1 33.Фe1 Лa2 34.Фg3 Фb2 35.h4 Лa1 Белые сдались.

Фишер черными выиграл восемь партий и сделал три ничьи – таков был эффект от применения защиты Алехина! А вот последнюю партию белыми американцу сыграть не удалось.

Его противник Оскар Панно резонно заявил, что партии в этом последнем туре должны быть сыграны в одно и то же время, чтобы не дать никому несправедливого преимущества. Панно сохранял шансы на выход в претенденты, правда, только в том чудесном случае, если обыграет Бобби, а Ульман и Тайманов сыграют вничью – тогда предстоял матч-турнир с участием догонявших Смыслова и Портиша. Но наступал шаббат, а в него Фишер как обычно собирался начинать партию раньше. Оскар заявил О’Келли, что не выйдет на поединок, если не будет принято решение начать все партии одновременно. Бельгиец принял сторону американца. Панно в ответ написал заявление на имя директора турнира о том, что в знак протеста не будет играть эту партию.

Бобби был страшно раздосадован, что его триумфальный турнир заканчивается скандалом. Он пошел в номер к Панно и попытался убедить Оскара пойти с ним в игровой зал. Аргентинец ответил: «Я делаю это без всякой враждебности к тебе!» и закрыл дверь…

У истоков рекордной серии

Американец наблюдает за игрой Оскара Панно

После тура произошла еще одна эскалация конфликта между главным арбитром и игроками. В зале начали собирать подписи против О’Келли под заявлением на имя президента ФИДЕ Макса Эйве. Его подписала примерно половина присутствующих игроков и подошедший Панно. Именно после этого скандала решено было разбить межзональные, причем делить между ними игроков великих шахматных держав, чтобы навсегда избавиться от принудительной жеребьевки. В 1974 году, будучи судьей весьма непростого финального матча претендентов Карпов – Корчной, О’Келли в сердцах сказал в пресс-центре: «Труднее было только на Мальорке!»

На церемонии закрытия турнира произошла жеребьевка матчей претендентов, определившая пары: Роберт Фишер (США, 2740) – Марк Тайманов (СССР, 2620), Бент Ларсен (Дания, 2660) – Вольфганг Ульман (ГДР, 2580), Тигран Петросян (СССР, 2640) – Роберт Хюбнер (ФРГ, 2590) и Виктор Корчной (СССР, 2660) – Ефим Геллер (СССР, 2630). Уточню, что происходила она вслепую между двумя корзинами (Фишер, Петросян, Корчной, Ларсен и Тайманов, Ульман, Хюбнер, Геллер). Победитель первой пары встречался с победителем второй, а третьей – с победителем четвертой.

В своем первом интервью после победы Роберт Фишер выступил необычно скромно и осторожно: «Впервые в истории один из финалистов не будет представлять СССР. Потому что не думаю, что Тайманов в нашей группе сможет победить и меня, и Ларсена. Надеюсь, что я или Ларсен в итоге сразимся за титул чемпиона мира со Спасским. Но в коротких матчах возможны сюрпризы». Это при том, что Ларсен сразу же после межзонального объявил, что обыграет и всех претендентов, и чемпиона мира!

Фишер попутно пожаловался Божидару Кажичу на публикации некоторых журналистов: «Неправду пишут, что я говорю, якобы меня в шахматах привлекают только деньги. Я сказал, что меня также привлекают путешествия, атмосфера на турнирах и сама игра. В противном случае, если бы речь шла только о деньгах, я мог бы заработать их и другими способами – на фондовом рынке, например, или инвестициями». Однако в голосовании акул пера он уверенно занял первое место по итогам сезона и был назван игроком года, получив шахматный «Оскар» (в 1967-м награды удостаивался Ларсен, а в 1968-1969 годах – Спасский).

У истоков рекордной серии

Жаль, что фото с награждения невысокого качества

Зная характер Бобби и под некоторым давлением советской стороны, вскоре прошел матч запасных участников, поделивших на Мальорке седьмое место. На случай, если Фишер вдруг взбрыкнет. Портиш и Смыслов обменялись ударами, сыграли вничью 3:3, венгр за счет лучших дополнительных показателей остался главным кандидатом на участие.

Западная шахматная пресса ревела от восторга. В странах же социалистического блока вышло несколько статей, где рассказывалось о том, что такие результаты в межзональных уже были: Александр Котов (1952) – 16,5 из 20 и Бронштейн (1955) – 15 из 20. Однако аккуратно замечалось, что затем в турнире претендентов Котов финишировал восьмым, а Бронштейн остался в дележе третьего места. Дополним это более поздним результатом Таля (1979) – 14 из 17 и последовавшим разгромным проигрышем Полугаевскому в четвертьфинальном матче.

Но, несмотря на весь официоз и видимую решимость, советская шахматная федерация пребывала в состоянии шока. Глава федерации Дмитрий Постников, при всех своих заслугах, больше смерти боялся того, что американец станет чемпионом мира и на него, Постникова, навесят все грехи! Ввиду чего начал потихоньку готовить себе отходные пути… Но борьба только начиналась. В Москве собирали группу подготовки Марка Тайманова, а ведь оставались еще могучие Петросян, Корчной и, главное, Спасский, трижды побеждавший Бобби. Наступал 1971 год, ставший самым главным в легенде о Фишере.

Фото Chessbase.com, Драгослава Андрича, шахматной федерации США




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *