full screen background image
Search
18 апреля 2021
  • :
  • :

Старт хулигана


Первый день чемпионата мира по блицу остался за Магнусом Карлсеном и Левоном Ароняном. Оба этих игрока набрали по 10 очков в 14 партиях. За ходом трехдневного турнира с первым призом 25 тысяч евро наблюдал Михаил Савинов.

Одной из главных интриг этого чемпионата по блицу для меня было присутствие заграничного хулигана. Хикару Накамуру ранее не приглашали участвовать в чемпионатах, а играть в отборах он считал ниже своего достоинства. В чем-то был прав. Во всяком случае, вскоре после прошлогоднего Мемориала Таля Накамура встретился с чемпионом мира по блицу Магнусом Карлсеном в молниеносном матче, и тогда от Карлсена осталось только мокрое место.

В 2010-м Хикару дорос до «классического» Мемориала, но там на верхних ступенях его не ждали. Иное дело – блиц, участие в котором застолбили все приглашенные в Мемориал гроссмейстеры. Здесь Накамура имел все шансы бороться за самые высокие места. Во всяком случае, так казалось.

Нынешний чемпионат лишился двух суперзвезд – Ананда и Иванчука. Не играл также подзабросивший шахматы Морозевич. Остальные были полны решимости поучаствовать в дележе неплохого для шахмат призового фонда. Прилетел защищать свое звание и Магнус Карлсен. Ясное дело, главный фаворит, и не только из-за высокого рейтинга. Неудачи последних месяцев должны были мотивировать Магнуса на борьбу за «малый трон». Особенно учитывая его отказ от игры престолов по правилам ФИДЕ – кто знает, каким будет и когда пройдет следующий цикл…

Кого еще выдвинуть на передовую? Мне казалось, хорошо должен сыграть Крамник. Это вновь вопрос «угадайки»: Владимир вроде бы человек гордый, и не к лицу ему показанный в Мемориале Таля результат. Может, он решит все-таки выспаться, сыграть нормальные дебюты, настроиться на жесткую борьбу? В шахматах он гигант; заиграет в полную силу – интрига спасена. Но намерение – вещь непростая и не всегда подконтрольная разуму…

Далее в моем списке следовали обычные подозреваемые – Грищук (хорошо играет в шахматы, стальные нервы), Карякин (самый прогрессирующий шахматист элиты наших дней), Аронян (очень хитер, стабилен, в силу вышеперечисленного – удачлив), Мамедьяров (человек настроения, но на пике играет волшебно), Свидлер (если справится со своими демонами)… Ну и уже помянутый Накамура.

Вот Накамура-то и отсеялся первым. В ГУМ я пришел к концу второго тура. Поздоровался с Хенриком Карлсеном, которого знаю уже, наверное, лет 10, и едва ли не первое, что он сказал, было:

– А Накамура-то ноль из двух стартовал. Проиграл Магнусу, а сейчас – Крамнику!

Было видно, что прогресс Хикару его живо интересует.

– Несмотря на отсутствие Иванчука и Ананда, состав в этом году, на мой взгляд, не слабее. В чем-то даже сильнее, ровнее. Не думаю, что кто-то сможет набрать «+11». Ну, Магнус-то, скорее всего, сможет, но другие – вряд ли, – продолжал делиться впечатлениями о чемпионате Карлсен-старший.

– Ему удалось потренироваться перед началом игры? – Эта тема всегда меня живо интересовала. Гроссмейстер Ткачев, например, говорил, что не может толком играть, пока не откатает партий 10-15. Другие, напротив, отрицают подготовку к блицтурниру.

– Увы. Я вчера несколько часов искал часы, чтобы он мог размяться, но так и не нашел, – сокрушенно ответил Хенрик. – Может быть, он поиграл в интернете, не знаю, но это в любом случае не то.

С кем именно Магнус мог потренироваться, я не спросил. Но не думаю, что с Каспаровым…

Кстати, вторым человеком, за которым пристально следил Хенрик Карлсен, был Сергей Карякин. Вторым и последним. В других конкурентов своего сына он, похоже, не верил.

Между тем, начинался третий тур, и я поспешил к столику, за который усаживались Хикару Накамура и Максим Вашье-Лаграв. Хулигану предстояло сорвать свою злобу на ботанике в очках, и пропускать такое зрелище не хотелось. Нака быстро разыграл французскую, хитро поглядывая на оппонента. Национальное начало Максим трактовал суховато – 3.Nd2, 4.Bd3… Накамура рвал дистанцию – рано пошел h5, поставил короля на f7… Вашье-Лаграв играл по центру, время от времени поправляя очки. Стратегически игра черных выглядела крайне провокационной. Борис Гельфанд, наверное, присудил бы белым победу уже на выходе из дебюта… Вашье-Лаграв внешне спокойно отправил соперника в партер и, не делая резких движений, прижал к полу. Накамура то и дело вертел головой и гримасничал: мол, что ж я творю? Особенно горестно он выглядел после того, как белые выиграли пешку. Потом в обмен на одноходовую угрозу пала вторая пешка. Вскоре Накамура сдался и, не пожав руку сопернику, покинул столик. Ноль из трех.

– Ничего, он обязательно закончит турнир в плюсе. Может быть, даже сегодня выйдет в плюс! – пророчествовал Хенрик Карлсен. – Но за первое место бороться не будет.

По три из трех набрали Мамедьяров и Карлсен, два с половиной было у Грищука и Свидлера.

Через некоторое время после окончания очередного тура по залу начинают ходить судьи с табличками. На табличках написаны имена участников. Судьи, сверяясь со списком, распределяют их по столам. Во всем этом есть какая-то система, но уловить ее нелегко. Магнус Карлсен определенно все время играет на одном столе. Остальные игроки кочуют. Подавляющее большинство зрителей решает проблему выбора простейшим способом – не уходят от столика молодого норвежца. Остальные гоняются за судьями, пытаясь вовремя увидеть, какую пару те выставляют, чтобы занять место поудобнее. Вокруг столика Карлсена всегда толпа, но и к другим бывает нелегко протолкнуться – к Крамнику, Карякину, Грищуку, Свидлеру, Ароняну… В четвертом туре я ловко пристроился у важной партии Аронян – Грищук, но в ней обошлось без особых фейерверков. Аронян давил, Грищук защищался. Позиция черных казалась довольно расхристанной, но Александр ловко ее сшил и сделал ничью. По мимике игроков показалось, что в концовке они обменялись ошибками, но в целом ничего особенного. Рабочая ничья. А единоличным лидером стал Карлсен.

Пятый тур, Свидлер – Непомнящий. Ян пошел в «Найдорф», однако на ход соперника слоном на е2 мимолетно, но весьма театрально вознес очи к небу: за что, господи? Петр, вздыхая, раздавил позицию черных в кашицу, и даже не предусмотренный им тактический трюк при переходе в окончание не изменил ход игры. Белые выиграли пешку, пусть и сдвоенную, и довели партию до победы. Последние ходов 20 Ян играл не только без фигуры, но и без особых контршансов. «Просто не любит сдаваться», – заметил Петр, но добавил, что это совершенно нормально. Выигрыш вынес Свидлера на первую строчку – 4,5/5! Причем в следующем туре его ждал постоянный клиент – Накамура.

Увы, с шестого тура за Петра Вениаминовича плотно взялись его демоны. Накамура быстро получил белыми безнадежно – едва ли не прямиком из дебюта. Затем отдал качество в поисках несуществующих практических шансов. Потом Петр стал задумываться. Получилась какая-то ерунда; Накамура, почувствовав слабость, заиграл со скоростью и громкостью пулемета. В окончании «слон и много пешек против ладьи с парой пешек» белые, возможно, где-то даже выигрывали. Но в пулеметной игре, которая не заканчивается рубкой флага из-за добавления двух секунд на ход, Хикару оказался не столь эффективен. Свидлер съел все лишние пешки, и игра свелась к позиции «ладья против слона при пешках “h”». Помучив соперника некоторое время, Петр протянул ему руку: ничья.

Комментаторы, что интересно, подвергли его за это легкой критике. Мол, Накамура бы возился там ходов эдак 180, пусть ему хоть трижды показали бы ничейную стойку. Комментаторы – это Марк Глуховский и Сергей Макарычев; они комментировали ход блицтурнира вживую, и делали это очень здорово, с юмором и точными шахматными оценками. Как говорил герой Янислава Левинзона, ну, в меру наших сил.

Ничья с Хикару оставила Свидлера лидером (вместе с Мамедьяровым), но вывела на Крамника, имевшего на тот момент всего два с половиной очка. Партия между ними получилась в чем-то грустной, а в чем-то светлой. Во всяком случае, я считаю достаточно светлым для шахмат как спорта тот факт, что объективная оценка позиции в поединке супергроссмейстеров значит не больше, чем в случайной партии чемпионата мира среди девочек до 14 лет. Чувство предопределенности результата неожиданно возникло у меня на третьем ходу, когда Крамник обозначил защиту Пирца-Уфимцева. Как-то уж больно обреченно Петр посмотрел на доску: что, со мной теперь и так можно играть?

Играл-то он хорошо, и позиция у белых была приятной и безопасной. А потом произошло харакири. Увы, не последнее для Свидлера в этот игровой день.

После седьмого тура был объявлен получасовой перерыв. Недавно я был на одном турнире, участники которого в момент объявления перерыва настолько неорганизованно метнулись к лифтам, что застряли в одном из них на полтора часа. К счастью, в ГУМе подобные опасности в силу конструкции здания были пресечены в корне. На перерыв лидеры ушли в таком порядке: Мамедьяров 6, Карлсен и Свидлер – по 5, Аронян и Грищук – по 4,5, Вашье-Лаграв, Пономарев, Раджабов и Эльянов – по 4… Рауф Мамедов – ноль очков из семи.

Удалось узнать, что в перерыве Рауф принял серьезные меры по борьбе с преследовавшим его невезением. А именно, выпил водки. (Как говорит в таких случаях Юлия Леонидовна Латынина, за что купил, за то и продаю.) Совершив сей ритуальный акт, Рауф в следующих семи партиях набрал три очка. Будут ли продолжаться эксперименты, узнаем завтра. Кстати, в зале получил распространение слух, что среди поверженных Рауфом был Карлсен. Как быстро куются легенды, а? Даже в непосредственной близости от самих игроков и беспристрастной турнирной таблицы…

В восьмом туре мое внимание привлекла партия между Борисом Савченко и Александром Грищуком. Савченко играл белыми. В тот момент, когда я подошел, он ел черного ферзя. Непроницаемый Грищук получил за ферзя двух слонов и неустановленное количество пешек. Неустановленное потому, что Борис позволил себе некоторые вольности, после которых лишних пешек у черных стало еще больше. Прошла еще минута маневров. Черные получили проходные в центре и начали их толкать вперед с помощью ладей и слонов. Еще через минуту на доске остались два поцеловавшихся короля, которые фиксировали результат: 0-1.

– Какая глубокая домашняя разработка! – выразил я свое восхищение Александру и его помощнику Денису Хисматуллину. Что ж, по крайней мере, удалось рассмешить семисотника.

Самое сильное шахматное впечатление от первого игрового дня случилось у меня в девятом туре. Партия Мамедьяров – Крамник. Шахрияр, конечно, посолиднел, но в блице свое шалопайское обаяние сохраняет. Крамник, в свою очередь, любит вызывать огонь на себя, так что сюжет партии примерно угадывался. Только развязок могло быть несколько. Но того, что случилось, я, честно говоря, не ожидал.

Пройдя дебют, Шах просто начал навешивать свои фигуры на королевский фланг. Ладью загнал на g4. Коня – на h5. Хищно смотрели в направлении королевской гавани слон и ферзь. На Крамника эта демонстрация, казалось, не произвела особого впечатления. Он сочетал защитные ходы с активными, явно рассчитывая, что атака белых не имеет под собой оснований и, следовательно, выдохнется сама собой. Затем Шах сделал пару изобретательных ходов. Владимиру пришлось нахмуриться, задуматься…

Черные соглашаются испортить себе структуру на королевском фланге, но едят пешки на ферзевом. Шахрияр навешивает. Владимир защищается. Вторая ладья белых прилетает на b7. Владимир дает шах и переводит ферзя на c6, атакуя одновременно ладью и ферзя. Кажется, он вынуждает размен ферзей, после которого лучше у белых быть не может. Мамедьяров думает, Крамник спокоен, как удав. Проходит секунд 20… Наконец, Шах энергично делает длинный ход, жертвует ладью. Владимир, не колеблясь ни секунды, сдается, и игроки почти бегом покидают сцену.

Большие шахматисты, как говорит гроссмейстер Евгений Ильгизович Бареев в 11-м номере журнала «64», – большие актеры. Спасибо обоим за отличный спектакль!

В десятом туре я совершаю грубую зрительскую ошибку: от первого до последнего хода слежу за встречей Петра Свидлера и Сергея Карякина, прекрасных шахматистов, которых смею считать своими друзьями. А ведь в этот момент игралась ключевая партия тура: Накамура – Грищук!

Многие не знают, что в ней особенного. Процитирую твиттер Хикару Накамуры:

«15 ноября. Москва. Сегодня я допустил один из самых обидных зевков в своей жизни. Но ничего, в блиц я уничтожу Грищука, как ребенка».

Конечно, Грищуку, у которого и без того не самая безоблачная история взаимоотношений с Накамурой, быстро стало известно об этой записи. Их сегодняшней партии ждали многие… Узнать удалось только результат: Александр выиграл. И это правильно, я считаю.

Конечно, таких проколов хотелось избежать, поэтому последние четыре тура я смотрел из комментаторской кабины, в которой царят зубры шахматной журналистики Сергей Макарычев и Марк Глуховский, а также симпатичные молодые люди, отвечающие за безупречность технической части видеоряда. Быстрые переключения от позиции к позиции позволяли увидеть все или почти все самое интересное и драматичное. Из последнего вспоминаются жуткие просмотры Свидлера против Карлсена и Раджабова, стоившие Петру по меньшей мере одного очка, а также проигрыш Гельфанда по времени против Накамуры в позиции с лишним слоном и королем соперника в матовой сети. Карлсен вышел в лидеры, но проиграл белыми Грачеву – Борис нанес несколько симпатичных ударов! Засбоил в конце Грищук, зато накатил Крамник. В итоге таблица после первого игрового дня приняла следующий вид:

1–2. Аронян и Карлсен – по 10 очков, 3. Мамедьяров – 9,5, 4–5. Крамник и Свидлер – по 8,5, 6. Гельфанд – 8, 7–10. Грищук, Карякин, Накамура и Эльянов – по 7,5…

Остальных называть не будем, потому что, как сказал Сергей Карякин, места ниже десятого просто неинтересны. По финансовым, разумеется, соображениям.Турнирная таблица Увы, технические накладки не позволили организаторам выложить на сайте PGN с партиями первого дня. Добыть их из флеш-трансляции тоже не представляется возможным, именно поэтому в данном обзоре нет ни одной диаграммы… Завтра, надеюсь, эта нелепая проблема решится.

Старт хулигана

Герой старта Петр Свидлер

Старт хулигана

Возглавляет колонну Владимир Крамник

Старт хулигана

Чемпион гордо несет логотипы

Старт хулигана

О высоком

Старт хулигана

Сергей Карякин прицеливается

Старт хулигана

Старт хулигана

Спокойный среди бурь

Старт хулигана

Левону Ароняну традиционно везло

Старт хулигана

А для Теймура Раджабова день получился непростым

Старт хулигана

Шахрияр Мамедьяров обучает молодежь позиционной игре

Старт хулигана

Беспомощность лишнего ферзя

Старт хулигана

Неожиданные гости отметки «+1»

Старт хулигана

Мамедьяров – Крамник, до…

Старт хулигана

…и после

Старт хулигана

Издатель «64» Игорь Бурштейн парит над схваткой

Старт хулигана

В комментаторской кабине

Старт хулигана

Маленькие радости голландской диаспоры

Старт хулигана

Над чем смеешься, Петер?

Старт хулигана

Ответственность за дебют написана у Владимира Поткина на лице




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *