full screen background image
Search
10 мая 2021
  • :
  • :

Русский сфинкс, Шедевры и драмы


О презентации двух книг в ГПНТБ России рассказывает Сергей Воронков

27 января в Центре шахматной культуры и информации ГПНТБ России состоялась презентации двух книг известного шахматного историка и писателя Сергея Воронкова, вышедших в прошлом году: «Русский сфинкс. Александр Алехин» (ноябрь) и 1-й том «Шедевров и драм чемпионатов СССР» на английском языке (декабрь).

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Вел мероприятиеВладимир Линдер, тоже историк и писатель, а еще и поэт, поэтому некоторые выступления он предварял стихотворными портретами.

«Каждая книга Сергея Воронкова – это событие в мире шахматной литературы. И те две, о которых мы сегодня будем говорить, лишнее тому подтверждение. Пытаясь создать краткий творческий образ Сергея, я пару лет назад посвятил ему акростих:

Ведомый вечностью

Образчик ясности

Разведчик прошлого

Огранщик чёткости

Новатор стильности

Кузнец прекрасного

Объятый верностью

Влекомый замыслом…»

Открыл презентацию научный руководитель ГПНТБ России, председатель Попечительского совета ЦШКИ, профессорЯков Леонидович Шрайберг. Напомнив, что Воронков уже более десяти лет работает в библиотеке, он с улыбкой заметил: «Я считаю, что главный и писательский, и творческий талант Сергея Борисовича раскрылся тогда, когда он пришел в Центр шахматной культуры и информации ГПНТБ России. Это придало его творчеству новый импульс». Как в каждой шутке, в этой тоже доля правды: за годы работы в ЦШКИ Воронков написал и издал шесть объемных книг!

Сергею всю жизнь везет на начальников. Все как на подбор – гроссмейстеры, чемпионы, энциклопедисты. Но именно в ГПНТБ в его жизни произошел просто уникальный случай: он несколько лет работал бок о бок со своими двумя отцами-начальниками по предыдущей жизни – Юрием Львовичем Авербахом и Виктором Ивановичем Чепижным.

Слово берет гроссмейстер по шахматной композиции Виктор Чепижный. В 80-е годы он возглавлял редакцию шахматной литературы издательства «Физкультура и спорт» – знаменитого ФиСа, где Воронков написал свою первую книгу «Давид Яновский».

В его команде были бравые ребята –

Из пешек с перспективою ферзей!

Тираж в 100 тысяч им казался маловатым,

Ведь в Риме больше люду заполняло Колизей!

Прошли года. Давно уж нету ФиСа

И прошлое нам кажется – мираж…

Готовы мы идти на компромиссы,

Согласные на тысячный тираж!

Виктор Чепижный:«Какие качества привели к тому, что Воронков стал одним из лучших редакторов издательства? Во-первых, ужасный трудоголик. Во-вторых, перфекционист; он не позволит себе халтурить, он уважает свою работу, не даст себе никакой слабины, работает на все сто процентов. Это человек с чувством собственного достоинства, с характером. Целеустремленный…

И вот первая цель нашего героя. Однажды Сергей приходит вместе со своим другом, мастером Димой Плисецким (кстати, сыном известного поэта), и эти молодые ребята делают заявку на книгу о Яновском в серии“Выдающиеся шахматисты мира”. Ну что ж, говорю, дерзайте. Поставили в план… И вот приносят рукопись. Первый шок: вместо 15 заявленных листов – 25. Вторая неожиданность: вся книга – сплошные цитаты. Но как сочно, как свежо, как атмосферно! Читаю на одном дыхании… Что сказать? Получилась замечательная книга. Быть может, одна из самых читабельных в этой серии! Вот так родился известный нам и всему миру писатель и историк. Я очень счастлив, что мы работали вместе и делали очень полезное дело. И как жаль, что“Русский сфинкс”не вышел тогда, когда были стотысячные тиражи… Но зато сейчас нет цензуры, есть свобода творчества. Да здравствует свобода творчества!»

К микрофону подходитЛюдмила Белавенец,чемпионка СССР, гроссмейстер ИКЧФ, один из лучших детских тренеров России, дочь погибшего на фронте мастера Сергея Белавенца.

Раскрутив нашей жизни спираль

И направив на ШахМагистраль,

Нам примером всем служат отцы –

Инженеры, спортсмены, творцы.

Людмила Белавенец:«Здесь уже много было сказано о Сергее. Но мне хочется сейчас вспомнить его отца, Бориса Григорьевича Воронкова. Я знала его давно. С тех пор, когда постигала азы шахмат в Москворецком доме пионеров, а он руководил шахматным кружком при Фрунзенском доме пионеров. И очень многие люди обязаны Воронкову своим увлечением шахматами. Как и его сын Сережа, о котором я много слышала от Бориса Григорьевича, когда мы спустя годы вместе вели телевизионную“Шахматную школу”. Так бывает: сначала заинтересовался, потом внедрился, а потом это стало делом жизни.

Время неумолимо бежит. И вот уже мальчик Сережа по дороге превратился в Сергея Борисовича, уважаемого человека. Правда, я к этому не могу так уж совсем привыкнуть. Хотя у него уже и борода слегка поседела… Он написал кучу книг. Они очень хорошо представляют его. Впрочем, это его профессиональная деятельность, тут мне особо нечего добавить… Я с удовольствием читаю то, что он написал. А еще с большим удовольствием я прихожу сюда, в библиотеку, на шахматные вечера. Вроде бы сегодня не очень много народа (вирус, то-сё), но я не уверена, что если бы мероприятие было в шахматном клубе, то пришло бы столько людей.

Сережа, я очень рада, что ты в шахматах. И я рада такому хорошему поводу вспомнить твоего папу… Что ж, продолжай, работай, дерзай!»

На трибуну поднимается куратор Музея шахмат России, историк и писательДмитрий Олейников, знаток алехинской темы:

«Есть несколько критериев того, что книга удалась. И первое – когда ты ее получаешь и немедленно бросаешься читать. И я уверен, что те, у кого уже есть«Русский сфинкс», как только он попал им в руки, сразу бросились его читать. Как и я, когда мне передали книгу от Сергея Борисовича… Мне почему-то вспомнился знаменитый древнеримский историк Тит Ливий, который, начиная 21-ю книгу своей«Истории»– книгу о Пунической войне, написал:«Я чувствую себя человеком, который вошел в море на отмель и думал, что он быстро во всем разберется, но чем дальше он идет, тем становится глубже, тем море шире, тем больше разверзается бездна, и я с ужасом смотрю, что мне еще предстоит».

«Русский сфинкс»и книга о чемпионатах СССР напоминают тот объем информации, с которым столкнулся Тит Ливий. Я понимаю, что чем дальше, тем больше, и ничего еще не кончилось. Следующая часть«Шедевров и драм»в скольких книгах будет? В пяти? Никто не знает… Сейчас книги к тому же стали толстые. Следующая книга Сергея – насколько я знаю, о Давиде Бронштейне, – представляю, какая она будет толстая, если судить по тому объему материалов, который у него есть.

Ценность«Русского сфинкса», с точки зрения исторической, еще и в том, что Сергей учел работы предыдущих исследователей, и прежде всего – Александра Александровича Котова. Материалы из его архива, которые Котов по разным причинам не опубликовал, вошли в книгу, и это необыкновенно важно. Важно, что он использовал помощь всех тех, кто готов был поделиться информацией. Кроме того, Сергей систематизировал всё то, что было рассыпано по мелким периодическим изданиям, часто заграничным, крайне редким, которые трудно найти… Благодаря этой книге биографы Алехина получают в свои руки огромный массив данных.

Еще очень важно, что в книге есть с чем поспорить. Есть интерпретация, которую предлагает Сергей; он ведет дискуссию, цель которой – не показать, что ты умнее (это полемика), а приблизиться к какой-то истине.

Тема не исчерпана, о ней еще писать и писать. Вспоминаю слова Ньютона, который говорил: мы видим так далеко, потому что стоим на плечах гигантов. Котов… Воронков… Давайте дальше, будем работать!»

Линдер:«Одно из посвящений, которые я написал за последние пять лет Сергею, упало на 2016 год, когда, если помните, были Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. Поэтому и ассоциация такая:

Олимпийцу и гражданину

От Владимира Немаяковского

(Два «О» в отчестве и три «О» в фамилии Сергея Борисовича Воронкова свидетельствуют о его олимпийском происхождении!)

В дом, где собрание мудрых томов

Хранится на полках и в электронной памяти,

Входит Сергей Борисович Воронков

С целью участвовать в шахматном саммите!

Это – он! Я узнаю его по очкам,

По улыбке, сверкнувшей молнией…

Сразу видно – даст фору олимпийским качкам

От Австралии до Японии.

Выступает он соло и в парном писании,

Наточил перо до кинжальности,

Ведь служа в шахредакции ранее,

Набил руку в журнальной авральности.

Давно «нет!» заявил мельдониям,

Не напичкан он доп. гормонами,

Мысль не держит между ладонями –

В голове искрит камертонами!

Он не мерит трудов по штучности,

Наплевав, что не будет в Гиннесе.

Не в количестве смысл, а в сущности –

Победить надо правдой вымысел!

Как вы уже догадались, я хочу передать микрофон Сергею Воронкову, чтобы он сам представил книгу“Русский сфинкс”».

Сергей Воронков:«Мне бы хотелось начать с того, чтобы в блицтемпе напомнить, что уже мной написано. Потому что кто-то это всё знает, а кому-то будет интересно узнать.

Первая книга, которую вы видите на экране, – это«Владимир Симагин»1981 года. В принципе ее можно было бы не упоминать, поскольку я не автор, а составитель: просто довел до конца дело, начатое моим отцом, который ушел из жизни… Следующая книга –«Давид Яновский», очень памятная для меня. Недавно в интервью Борису Георгиевичу Долматовскому я сказал, что 66 лет – это ерунда: всего два раза по 33, а Авербаху скоро будет три раза по 33. А вчера, готовя эти обложки, я вдруг сообразил, что книга вышла в 1987 году, когда мне было 33. Сейчас мне 66, то есть я уже полжизни пишу книжки! И, странным образом, отмериваю жизнь по 33 года…»

Затем Воронков представил все свои книги: «Русские против Фишера» (совместно с Д. Плисецким, 2004; английские издания – 1994 и 2005, итальянское – 2003), «Давид против Голиафа» (совместно с Д. Бронштейном, 2002; английское издания – 2007), «Федор Богатырчук. Доктор Живаго советских шахмат» (в 2-х томах, 2013), «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту» (авт.-сост., Прага, 2017), «Шедевры и драмы чемпионатов СССР» (в 3-х томах, 2007 и 2019; английское издание 1-го тома – 2020).

Закончил он рассказом о книге «Русский сфинкс. Александр Алехин» (2021), показав на экране наиболее интересные документы и фотографии, найденные в процессе работы над книгой.

Далее собравшиеся увидели записанное на айфон выступление мастера Дмитрия Плисецкого, соавтора Сергея по книгам «Давид Яновский» и «Русские против Фишера», который сейчас живет в Праге. Кроме того, он соавтор Гарри Каспарова по эпическому проекту «Мои великие предшественники».

Не много лиц на нашем Шаре,

Творящих органично в паре.

Пусть мысль быстрее, чем «Феррари», –

Влёт понимал Сергея с Гарри!

Дмитрий Плисецкий:«Сегодня мы собрались отметить выход двух замечательных книг моего давнего друга и соавтора Сергея Борисовича Воронкова.

Когда лет двадцать назад зародился проект«Мои великие предшественники»и Гарри Каспаров стал отбирать партии для первого тома (а мы с Сергеем продолжали работать вместе, и он был редактором всех книг Каспарова на протяжении 2000-х годов), встал вопрос, какие партии давать. Ну, естественно, лучшие, а еще какие? Самые драматичные! И вот эта идея нашла свое прекрасное воплощение в книге Сергея Воронкова«Шедевры и драмы чемпионатов СССР». В ней собраны лучшие партии и самые важные в спортивном отношении. Это что касается шахматной части. А если говорить о литературной, то это история не только советских шахмат, но и история страны – прямо по годам. Это первая, я бы сказал, энциклопедия жизни части общества, объединенной шахматами. И совершенно неслучайно эта книга, точнее ее первый том, в прошлом году вышел на английском языке. Предисловие к этому изданию по просьбе издателя написал Гарри Каспаров. Что тоже неслучайно, потому что такой подход ему очень близок и в предисловии он отметил, что мы видим в книге эпоху. Это очень удачная находка: писать о шахматах не в отдельном пространстве, а внутри той жизни, которая была тогда в обществе…

Теперь о книге«Русский сфинкс». Можно сказать, что она зарождалась на моих глазах. Было это более тридцати лет назад. Началось всё, кажется, с неизвестных статей Алехина в парижских газетах 1930-х годов, потом к нам в редакцию попала книга Богатырчука, где он вспоминал, как Алехина чуть не расстреляли в Одессе в 1919 году… Сергей много лет работал над этой темой, отвлекаясь на другие книги, печатал отдельные большие главы на сайтеChesspro, и я рад, что у него наконец дошли руки сделать эту книгу. Сразу скажу: на мой взгляд, если говорить о русскоязычной шахматной литературе, на сегодня это книга об Алехине номер один! Такой книги не было. Весь 20-й век историки приукрашивали и очень сглаживали биографию Алехина, было много мифов, легенд и мало правды. В этой книге есть, может быть, и нелицеприятные факты, но это – правда! Которая иногда колет глаза. Эта книга восстанавливает правду по очень многим деталям биографии четвертого чемпиона мира. Должен сказать, что если взять всех чемпионов мира, то судьба Алехина – самая трагическая. В книге очень подробно и увлекательно рассказывается о его жизни, и читателю предлагается самому подумать о всех поворотах его судьбы…»

Следом выступилеще один друг и коллега Сергея Воронкова – спортивный журналист Евгений Атаров. Ведь прекрасная верстка практически всех книг Сергея – это его рук дело!

Евгений Атаров:«Недаром говорят: стиль – это человек. Вольно или невольно, мой взгляд на шахматы и на литературу был во многом сформирован Сергеем: тем, как он видел, тем, как он писал, тем, как подавал информацию. Сергей говорит, что я ершистый. Но моя ершистость родилась отчасти из его желания каждый раз добраться до правды. Неважно, плохо это или хорошо, неважно, как ты относишься к человеку,–ты должен сказать, как было на самом деле. И вот это мое упорное стремление докопаться до истины и поставить точку в любом споре или вопросе – во многом от него…

Когда верстаешь книгу, ты всегда борешься между технической задачей побыстрее превратить рукопись в готовый оригинал-макет и желанием почитать книгу. И«Русский сфинкс»– это одна из немногих книг, которую, несмотря на сжатые сроки, мне удалось читать во время верстки. И чем дальше я ее читал (а под влиянием Сергея я тоже увлекся шахматной историей, и Алехин меня очень интересовал), тем большее удовольствие испытывал. Превращение образа отчасти картонного, ненастоящего в живого человека, понимание проблем и тех переживаний, которые так или иначе оказывали влияние на его жизнь, к окончанию книги достигло своего апогея. И я рад, что эту книгу могут наконец почитать и те, кому интересна шахматная история, и те, кто понимает тот беспощадный метод знакомства читателя с правдой, который всю жизнь исповедует Сергей. Я могу только присоединиться к пожеланиям многих присутствующих здесь, чтобы Сергей продолжал и дальше радовать нас своими, не побоюсь этого слова, шедевральными книгами».

Одесский историк Сергей Ткаченко, автор книги «Одесские тайны Александра Алехина», обратился к залу тоже с экрана. Но сначала Воронков показал фотографии, снятые во время его пребываний в Одессе в 2010, 2013 и 2017 годах, когда Ткаченко выступал в роли гида по алехинским местам, знатоком которых он является.

Сергей Ткаченко:«Признаюсь:«Шедевры и драмы»были моей первой настольной книгой, можно сказать самоучителем, как по написанию исторических шедевров, так и своего рода учебником по верстке. Она у меня всегда под рукой, уже затертая до дыр, обложка еле держится, но это и хорошо, когда книга зачитанная… Сблизила нас любовь к Александру Александровичу Алехину. Сергей уже давно увлечен этой темой, а в моем творчестве всегда превалирует одесская тематика. Алехин трижды был в Одессе, и всё, что было связано с его приездами и последующими событиями его жизни, так или иначе связанными с Одессой, вошло в мою книгу“Одесские тайны Александра Алехина”. Эта книга однозначно не получилась бы, не будь ее редактором Сергей Воронков. То, что она с успехом была издана на русском, а потом на английском языке, – это громадная заслуга всей команды и в первую очередь – редактора книги.

Жду от Сергея Борисовича новых литературных откровений, ну а мы всегда неподалеку. Успехов!»

Линдер:«Проклятые буржуины не последовали совету Маяковского и не стали, как Бобби Фишер, учить русский только за то, что на нем пишет Воронков. И в декабре 2020 года вышел первый том“Шедевров и драм чемпионатов СССР» на английском языке, с чем мы от души поздравляем автора!

Дружа с пеленок с русским словом,

Ты знаешь место запятых,

Плюс «Здравым смыслом» ты подкован

Средь истин шахматных простых!

Давно к истории с почтеньем,

С архивов многих смахнул пыль.

Находки дарят вдохновенье

И позволяют познать быль!

Стал знатоком всего Союза,

Обняв года, людей, игру!

Смирилась ветреная муза,

Что спать ложишься поутру!

Снимаешь дачу в Подмосковье,

Видать, от города устал.

Там молоко дают коровье

И воздух чистый идеал!

Жена за друга и подругу

Твой охраняет там уют!

С ней север явно ближе к югу

И явно лучше пьянит брют!

Там Чехов-град видать с опушки,

Жизнь совсем кажется простой,

К перу там тянешься, как Пушкин,

Любя природу, как Толстой!»

Прежде чем представить английское издание «Шедевров и драм», Сергей Воронков пригласил на сцену гроссмейстера, заслуженного тренера РоссииСергея Яновского, который зачитал предисловие Гарри Каспарова к этой книге под названием «Шахматы на фоне времени». Предисловие большое, вот его финал:

«Решиться поднять в одиночку такую глыбу, как история советской шахматной школы, – сродни подвигу. Воронков выпустил уже три тома, куда вошли 20 чемпионатов (1920–1953). Впереди еще 38… Удастся ли ему довести до конца свойзамысел? Ведь каждый чемпионат требует скрупулезной работы. Представляю, сколько тонн шахматной и литературной“руды”пришлось перелопатить автору, какой объем информации осмыслить и структурировать, чтобы из множества цитат выстроить цельную картину первых десяти чемпионатов! Несмотря на строгий документализм, книга читается как роман: с детективным сюжетом, главными и побочными героями, неожиданными развязками и даже“авторскими отступлениями”– точнее, предисловиями к чемпионатам, составляющими важную часть книги. Именно в них широкими и точными мазками набрасывается портрет первой послереволюционной эпохи, одновременно героической и страшной. Я всегда говорил, что шахматы – это сколок общества. Их показ нафоне времени придает книге не только шахматную ценность».

Затем микрофон снова взял Сергей Воронков и кратко рассказал о том, что отличает английское издание от книги 2007 года, какие новые факты, документы и иллюстрации удалось найти за прошедшие годы. Лучшие из этих находок были показаны на экране.

Сергей Воронков:«Напоследок хочу сказать, что сейчас я пытаюсь начать работу над книгой о Давиде Ионовиче Бронштейне. Я откладывал это много лет, и мне очень стыдно перед Татьяной Исааковной Болеславской, его вдовой, моим близким другом, которая отдала мне весь архив Давида Ионовича. Это огромный массив личных документов, рукописей, записей партий и многого другого. А недавно меня порадовал Валерий Сергеевич Иванов, давний друг Бронштейна, который при встрече у него дома показал мне кипу бумаг из архива Давида Ионовича. Там несколько десятков толстенных папок! Просто на то, чтобы это всё прочитать и понять, что у тебя в руках, надо по меньшей мере полгода… Меня греет только одно: 100-летие Бронштейна в 2024 году, вроде как три года в запасе у меня есть. Хватит их или не хватит, не знаю. Но я постараюсь!»

Закончилась презентация в кафе на первом этаже библиотеки, где в течение двух часов происходило дружеское общение.

Фотографии Михаила Графского и Евгения Атарова

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы

Русский сфинкс, Шедевры и драмы




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *