full screen background image
Search
25 сентября 2022
  • :
  • :

Победный марш

Предисловие Петра Свидлера к новой книге Найджела Шорта

Когда Найджел в прошлом году сказал мне, что пишет книгу, реакция у меня была двойственная: «О не-е-е-ет!» и «Где сделать предварительный заказ?»

Те из вас, кто знаком с довольно воинственными мнениями Найджела по поводу всего, что касается шахмат, скорее всего, меня поймут. Но книга, которую вы сейчас держите в руках — совсем не такая, какая мне представилась в тот момент, и, пожалуй, это даже хорошо.

Я познакомился с Найджелом в середине девяностых. Тогда моя карьера только начиналась, а он уже был признанным корифеем, сыгравшим матч на первенство мира с Гарри Каспаровым. Другими словами — динозавр, на десять лет старше меня, и, конечно же, в шахматах ему меня учить нечему. Разумеется, я был неправ.

Когда через пару лет Найджел довольно неожиданно (наши встречи за доской, состоявшиеся к тому времени, трудно было назвать полноценными партиями, да и знали мы друг друга не очень хорошо) пригласил меня в Грецию, чтобы поработать над шахматами, я без колебаний согласился. Меня не нужно дважды просить поработать над любимой игрой, и, конечно же, мне было интересно, насколько же я силен по сравнению с ветераном. Я не уточнял, но, подозреваю, его мотивация была похожей — с переменой возраста.

Две недели прошли очень приятно — и за доской, и вне нее. Помню, на одной тренировке Найджел вдруг прервал анализ какого-то очередного модного дебюта и сказал: «Так-с, молодой человек, а теперь давайте посмотрим, понимаете ли вы королевский гамбит!» Одобрительный взгляд от собрата-романтика, которого я удостоился после пары часов веселья и беспредела на доске, до сих пор остается для меня одним из самых теплых шахматных воспоминаний.

После этого мы еще какое-то время работали вместе и в процессе подружились. Его большая греческая семья была такой теплой и гостеприимной, что я всегда чувствовал себя как дома, и там я узнал его с другой, более кроткой стороны, которую вы вряд ли когда-либо увидите вне домашней обстановки. Во время одного из наших сборов он познакомил меня с крикетом, и за это я буду ему вечно благодарен.

Поначалу я считал, что от старшего поколения мало что можно узнать о шахматах. Мое высокомерие было вовсе не уникальным — я, как и многие другие, был молод и глуп, искал свое место в мире и был полон оптимизма. К счастью, мне довелось тесно работать с Найджелом, и это помогло мне понять, насколько ошибочны мои суждения. Заменой моему опыту для нового поколения молодых бунтарей придется стать этой книге.

Несмотря на то (а может быть, и потому), что мы работали вместе, наши партии со временем стали очень острыми и боевыми. На Гран-при ФИДЕ 2002 года по быстрым шахматам в Дубае я убедительно разнес Найджела, избравшего французскую защиту, но он быстро опустил меня с небес на землю во второй партии, переиграв в закрытом варианте испанской партии, в которой я мнил себя экспертом. А потом в дополнительной партии обыграл меня черными в своей любимой французской.

Затем мы сделали несколько ничьих, и в последней на данный момент нашей партии я упустил возможность наконец-то обыграть его в «классику» — через двадцать лет после нашей первой встречи:

Петр Свидлер — Найджел Шорт
Гибралтар 2017

Победный марш

Мы снова разыграли французскую защиту, медленное развитие переросло в тактическую перестрелку, и здесь, после смелого 27…Bxh2, я мог сыграть 28.Qe6+ Kg7 29.Bb5!, собираясь на 29…Rxb5 ответить 30.Bf8+!, и белые наконец-то устраивают охоту за черным королем, пусть для этого и придется расстаться почти со всем оставшимся комплектом фигур.

Ни я, ни он не увидели этого за доской, но когда мы заметили это в анализе по горячим следам, наша общая радость от того, как же красиво скоординированы белые фигуры, напомнила те наши анализы под греческим солнцем много лет назад.

Когда речь заходит о карьере Найджела, большинство вспоминает матч на первенство мира с Каспаровым в 1993 году. То был поворотный момент в истории современных шахмат, приведший к расколу между ФИДЕ и ПША и более чем десятилетнему существованию двух конкурирующих чемпионских титулов. То была величайшая вершина его карьеры, так что вы будете правы, назвав его.

Но еще задолго до этого матча Найджел стал знаменосцем поколения детишек с Запада, которое в 1972 году вдохновилось победой Фишера над Спасским в матче на первенство мира в Рейкьявике. Самому Найджелу тогда было семь.

Он сам признавался, что если бы не эта эпическая схватка Запада и Востока и сказочная история про гения-одиночку, сражавшегося с советской машиной, то он вряд ли заинтересовался бы шахматами. Быстро выдвинувшись в ряды ведущих шахматистов Великобритании, он вступил в борьбу за мировое первенство, показывая великолепные результаты в межзональных турнирах и неизменно отбираясь в претенденты.

Некоторые из его подвигов стали поистине легендарными: например, (заказная? под заказ? на заказ? по заказу? Чувство языка отказывает) победа черными над Михаилом Гуревичем в разменном варианте французской защиты в Маниле-1990; эта партия — один из немногочисленных идеальных образцов того, как нужно играть на победу против сильного соперника, который отчаянно хочет сделать ничью. А претендентский цикл 1990–1993 годов он прошел до самого конца.

Кроме того, Найджел выиграл впечатляющее количество турниров во всех форматах. Цифра, возможно, и не сравнима с результатами творческих подсчетов, в которых так силен Анатолий Карпов, но все равно весьма большая.

Еще ему повезло выиграть партию, породившую, пожалуй, одну из самых узнаваемых диаграмм всей современной эпохи шахмат. Большинство читателей понимающе кивнут, даже еще не расставив позицию до конца:

Найджел Шорт — Ян Тимман
Тилбург 1991

Победный марш

Недавно я лишний раз убедился, что, возможно, именно эта партия увековечит имя Найджела. Десятилетний нигерийско-американский вундеркинд Тани Адевуми, увидев марш короля вверх по доске, тут же написал мне в онлайн-чате: «Это же как в той партии Шорта, да?»

Сам Найджел, подозреваю, будет озадачен мыслью, что именно этот момент стал определяющим в его карьере. Но, как в случае с Led Zeppelin и песней «Stairway To Heaven», ему придется просто улыбаться и терпеть. Да и песня-то совсем не плохая, если вдуматься…

По всем вышеизложенным причинам Найджел — просто идеальный автор для книги, которую вы держите в руках: рассказа о том, как достигается победа в турнире. Восемь соревнований, описанные партия за партией, были сыграны в течение ровно трех десятилетий — с 1987 по 2016 годы, — и это просто фантастическая возможность увидеть мыслительные процессы шахматиста, много чего выигравшего за прошедшие годы.

Победный марш

Мнения Найджела о различных мировых проблемах нередко вызывают столько разговоров, что они не умолкают годами, но, решив написать шахматную книгу, он подарил нам уникальный шанс заглянуть в голову одного из величайших турнирных бойцов, рожденных западным миром. Благодаря этой книге с ним познакомится молодое поколение — и знакомство принесет им огромную пользу.

Как начинающий послушник риторической школы «никогда не используй три коротких слова там, где можно использовать пятнадцать, два из которых придется искать в словаре», я с нетерпением жду, что Найджел, ставший одним из моих первых вдохновителей на этом тернистом пути, еще больше обогатит мой словарный запас.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *