full screen background image
Search
24 июля 2021
  • :
  • :

Генна Сосонко: нас объединяют доска и эмоции


Бывший тренер Михаила Таля, известный голландский гроссмейстер Генна Сосонко комментирует партии турнира в зрительном зале. Замечательный шахматный литератор любезно согласился поделиться своими впечатлениями от Мемориала Таля с читателями сайта. Встреча наша состоялась перед началом шестого тура.

Генна Сосонко: нас объединяют доска и эмоции

Обстановка на турнире очень домашняя. Клуб, о котором я писал, тот клуб, который был, скажем, 15 лет назад, сильно изменился. Я имею в виду не только внешний вид, ремонт, но и атмосферу. Здесь очень приятно находиться, и играть, как мне кажется, тоже.

Что касается уровня самого турнира, то это заслуга организаторов. И имею в виду не только поиск спонсоров, что само по себе непросто. Надо еще собрать такой состав участников. Все они входят в элиту мировых шахмат, недостает, быть может, двух-трех имен. Все участники не отрабатывают номер за зарплату, а, не вдаваясь в патетику, вкладывают в каждую партию частицу своей души. Без этого не было бы такой атмосферы и такого турнира. Я рад, что турнир обещает стать традиционным.

Несколько слов по поводу моей работы здесь. Мы вместе с Сергеем Долматовым даем комментарии для публики. Но общение с гостями турнира – это не только комментарии. Людям хочется услышать последние шахматные новости, узнать что-то о Михаиле Нехемьевиче – замечательном шахматисте и человеке. Вчера, например, пока на досках стояли дебютные позиции, Марк Дворецкий делился своими воспоминаниями о Тале, о том, как они играли, встречались, анализировали. Марк Израилевич, который, как это сейчас ни парадоксально звучит, является одновременно заслуженным тренером России и Грузии, показал публике отдельные интересные фрагменты из Мишиного творчества.

Что касается публики. И в голландском Вейк-ан-Зее, и в Израиле, где я недавно комментировал чемпионат мира по блицу, и в Москве она одинаковая. Видно, что людям хочется не только слушать, но и играть. Независимо от шахматного уровня пробивается соревновательный элемент, хочется от наблюдений перейти к партиям, к доскам. Квалификация может быть самая разная, может и мастер и зайти, и гроссмейстер, а иногда спрашивают, что будет, если "королеву поставить к туре". У меня уже достаточно большой опыт, выработалось ангельское терпение, которого мне так не хватает в жизни. Я отвечаю даже на такие вопросы. Пару дней назад, когда Аронян зевнул одноходовую комбинацию и потерял ферзя, я сказал: смотрите, выдающие гроссмейстеры, которые собрались здесь, также нервничают, переживают, могут пропустить простой удар. Это то, что всех нас объединяет – шахматная доска и человеческие эмоции.

Конечно, посетителей меньше, чем в советское время. Причина проста — очень изменилась жизнь. Я вспоминаю, как на открытии матча Карпова с Каспаровым, в Лондоне, директор турнира подвел ко мне Маргарет Тэтчер. Первая леди спросила, почему в Советском Союзе так популярным шахматы, а я вспомнил ответ Алехина — а что им еще делать, который Тэтчер понравился. Сейчас многим людям уже "есть что делать", мир расширился. Это одно объяснение. Второе — это, разумеется, интернет. Вместо того, чтобы ехать в клуб из Бутово, можно подключиться к интернету и получить все партии, и даже вместе с комментариями, к себе домой. Здесь можно вспомнить анекдот еще советских времен про грузина, вернувшегося в Тбилиси (обзор становится все более политически актуальным). Его спрашивают, был ли он в Мавзолее. Он говорит – нет, дал часовому десять рублей, он вынес и обратно занес. Такой способ коммуникации – благо сайт работает, также имеет право на существование. Каждый сам выбирает, как именно ему знакомиться с творчеством выдающих гроссмейстеров.

Генна Сосонко: нас объединяют доска и эмоции

Я уже второй раз называю их выдающимися. Уверен, что участники турнира, прочтя такой эпитет, не загордятся. Они действительно лучшие гроссмейстеры мира на сегодняшний день. Каждый из них играет на победу по-своему. Некоторые зрители жалуются, что много ничьих. Но для того, чтобы получались атаки в стиле Миши, на e6, f5 и так далее, необходимы грубые промахи с другой стороны, или же непозволительный на таком уровне элемент риска. Здесь все как на подбор – турнир очень ровный, не на кого накидываться. Если и предъявлять претензии, то не к гроссмейстерам, а к самой игре, которая, если отбросить эмоции, математическая задача с конечным результатом. Через какое-то время станет ясно, достаточно ли изначального преимущества белых для победы. Интуитивно мне кажется, что нет, при самой лучшей игре черные держат позицию. Шахматы очень глубоко разработаны, в особенности дебют. Сейчас, по сравнению с нашими временами, подготовка значительно усложнилась, она включает в себя ежедневный поиск всей важной информации. А вдруг на Кубке России уже была сыграна какая-то полезная партия? Все нужно проверить, и не один раз!

Приведу вам свежий пример. В нашей гостинице завтрак – до половины двенадцатого. Я встаю рано и с игроками вообще не пересекаюсь. Недавно припозднился: некоторые шахматисты начали подходить без четверти одиннадцать, но далеко не все. Большинство спит, чтобы, как я полагаю, встать около часу, перекусить и отправиться на игру. В старое время были шахматисты совы, но все же так допоздна не засиживались, или засиживались в баре или за картами. Готовились так: "Слушай, а что играет Ивков на d4? А тебя есть с собой последний информатор? Надо пройтись по партии". На этом все заканчивалось. Ни у Таля, ни Корчного, с которыми я ездил на турниры, не было никаких особых записей и тетрадей.

Шахматисты собрались очень интересные. Пономарев вчера здорово нажимал на Свидлера. Я вообще хотел бы отметить его исключительную технику эндшпиля.

Аронян – блистательный игрок со своим видением позиции. У Леко с Ароняном в пятом туре была в высшей степени интересная партия. Как сказал мне Аршак, Петер упустил выигрыш в один ход, и даже в финальной позиции имел перевес.

Карслен – ему еще нет шестнадцати, но он фантастический профессионал, я нем очень высокого мнения и уверен, что его ожидает блестящее будущее. Он, кстати говоря, мальчик очень разносторонний – читает, говорит на языках и т.п. Я не уверен, что в России есть шахматист, с которым можно его сравнить. Он, может быть, делает какие-то импульсивные ошибки, но я вспоминаю, как он играл с Бареевым. Только комплименты!

На последнем месте пока идет Саша Грищук. Причина, мне думается, в том, что Каисса – не только очень ревнивая богиня, но и мстительная, она не любит соперниц. Нет ничего плохого в том, что в твоей жизни появляются другие (кроме шахмат) интересы, но за это нужно платить. Саша по каким-то неизвестным мне причинам не играет в турнире, который начнется здесь через три недели – в суперфинале чемпионата России. Я не могу давать ему советов, но мне кажется, что он поступает неверно. Конечно, ему 23 года, он совсем молодой человек. С другой стороны, Михаил Нехемьевич в этом возрасте стал чемпионом мира, а ведь по сравнению с теми временами возраст ухода из шахмат уменьшился. Теперь шахматист под 40 лет — ветеран, которого можно сравнить с футболистом под 30 или теннисистом в 28.

Таков старший участник турнира – Борис Гельфанд, следом идет Широв. (Я прекрасно помню, как пятнадцатилетним мальчиком Алексей сидел рядом со мной здесь, в клубе, когда я приезжал в Москву с Пикетом.) Они могут еще прекрасно играть, но на сегодняшний день, когда мы подводим предварительные итоги, вдвоем выиграли одну партию, а проиграли две. Сейчас молодые шахматисты начинают играть с совсем юного возраста, к ним раньше приходит исчерпанность. Поэтому я хочу сказать всем, кто думает, что за этим турниром будет следующий, затем будет еще один, потом еще и еще. Завтра не будет. Побеждать надо только сегодня и только сейчас. В шестом туре, который начнется через пятнадцать минут.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *