full screen background image
Search
19 апреля 2021
  • :
  • :

Аркадий Дворкович: Екатеринбург готов принять второй круг турнира претендентов


Президент ФИДЕ ответил на вопросы Алексея Доспехова (Коммерсантъ)

Аркадий Дворкович: Екатеринбург готов принять второй круг турнира претендентов

Международная шахматная федерация (FIDE) оказалась последней крупной спортивной структурой, пытавшейся провести топовое соревнование в то время, когда проблема с распространением коронавируса уже была признана катастрофической. Турнир претендентов в Екатеринбурге, лидерство в котором делят россиянин Ян Непомнящий и француз Максим Вашье-Лаграв, в итоге был остановлен после первого круга. О его будущем, а также о будущем матча за титул чемпиона мира и деятельности федерации во время вызванной пандемией паузы в календаре президент FIDE Аркадий Дворкович рассказал корреспонденту “Ъ” Алексею Доспехову.

— Давайте начнем с турнира претендентов. Вы открыли его в середине марта ровно в тот день, когда вышло распоряжение Министерства спорта РФ о жестких ограничениях, связанных со спортивными соревнованиями на территории страны. К тому почти все они к моменту старта турнира уже встали на паузу. Вы не жалеете о том, что решили все-таки попытаться провести турнир? Тем более что его все равно пришлось останавливать через полторы недели — после завершения первого круга.

— Нисколько не жалею. Мы все делали осознанно. Я лично взвешивал факторы, которые нужно было принять во внимание перед стартом турнира. Прежде всего речь шла об интересе любителей шахмат со всего мира. Огромное число людей находилось в ожидании этого соревнования. И я был уверен, что мы обеспечим медицинскую безопасность всех участников и тех, кто так или иначе вовлечен в турнир. Это было критически важным фактором. Далее, важно было не нарушить ход чемпионского цикла, сделать все, чтобы его сроки остались в запланированных рамках. Также значимым фактором было равенство прав, соблюдение их для участников, создание равных условий. Так, например, Дин Лижэнь уже с 1 марта находился в России, специально прилетев заранее, чтобы пройти двухнедельный карантин. И это было одной из точек невозврата для нас. Если бы не удалось обеспечить участие Дин Лижэня в турнире — а решение принималось в конце февраля,— думаю, проведение соревнования действительно было бы под серьезным сомнением.

Окончательный состав участников, подтвердивших готовность бороться за право оспаривать шахматную корону, сформировался за десять дней до начала турнира, и в этот период у нас не было значимых оснований для его переноса.

— При этом некоторые из них, например Александр Грищук, уже по ходу турнира жаловались на обстановку, на то, что им тяжело сконцентрироваться на игре. Вы были в курсе этого?

— Давайте начнем с того, что официальных жалоб не было. Но мы реагировали на все просьбы, шли навстречу игрокам по многим вопросам, учитывали различные мелочи для создания комфортной психологической атмосферы. Вместе с тем все шахматисты-участники — профессионалы.

Понимаете, тяжелой с психологической точки зрения ситуация может быть по разным причинам и в разные времена. Но это не значит, что всякий раз профессиональные соревнования должны ставиться под сомнение или отменяться.

— Но я все же напомню о распоряжении Минспорта РФ. Оно ведь, по сути, отменяло проведение спортивных соревнований на территории России, разве нет?

— Турнир претендентов не является массовым мероприятием. В нем принимают участие всего восемь спортсменов. Поэтому именно этого соревнования ограничения не касались. Мы ежедневно консультировались и с региональными властями, и с Минспорта, и с Роспотребнадзором относительно возможности сохранения турнира и получали от них добро. Перед началом соревнований на технической встрече, на которой присутствовали все игроки, было четко сказано: могут быть только очень серьезные, критические основания для приостановки турнира. Прежде всего это постановления федеральных или региональных властей. И было сказано, что решение об остановке буду принимать только я сам.

Собственно, отмена авиасообщения и стала таким фактором. Она могла воспрепятствовать возвращению игроков на родину, к своим близким. Для меня это послужило достаточным основанием для приостановки.

— Я понимаю, что сейчас сложно что-то прогнозировать. Но у вас есть какие-то варианты, сценарии, связанные с доигрыванием,— план A, план B, план C?

— Да, есть. План A — благоприятный сценарий — заключается в том, чтобы провести второй круг в августе-сентябре. Такие сроки признаются большинством экспертов как реалистичные с точки зрения развития ситуации с коронавирусом. Они считают, что в это время возможен возврат к более или менее нормальной жизни. И эти сроки дают хорошую возможность победителю турнира основательно подготовиться к матчу за титул чемпиона мира — ведь до него останется примерно три месяца. Но это, повторю, благоприятный сценарий, предусматривающий в том числе, что сохранятся ранее намеченные сроки начала чемпионского матча — декабрь нынешнего года.

— Но есть и менее благоприятные сценарии?

— Менее оптимистичный план — сдвиг всего цикла на несколько месяцев. Это та альтернатива, которая нам представляется нежелательной. Пока мы считаем, что события могут развиваться по первому сценарию.

— Уточню на всякий случай: второй круг пройдет в Екатеринбурге?

— Да. Никаких препятствий для этого я не вижу. На этот счет есть подтверждение нашего ключевого партнера — компании «Сима-ленд», региональных властей. Они выразили готовность провести второй круг в Екатеринбурге. Естественно, если у кого-то возникнет желание принять его, мы такой запрос тоже можем рассмотреть. Но в данный момент, подчеркиваю, приоритетным вариантом является сохранение места проведения турнира.

— Я вернусь к теме матча за титул чемпиона мира. Это все-таки декабрь и Дубай, о котором вы говорили ранее?

— Надеемся, что декабрь и Дубай. Но если, опять же, будет какой-то форс-мажор, мы рассмотрим, конечно, и альтернативные варианты. Но на данный момент наши партнеры говорят, что они все еще хотели бы провести этот матч.

— Контракт на него уже есть?

— Его текст согласован. Осталось подписать договор.

— В начале года FIDE опубликовала условия конкурса за право организовать матч. В числе главных была гарантия призового фонда в размере не менее €2 млн. В данном случае это условие соблюдено?

— Да.

— Почему именно Дубай?

— Идея возникла несколько месяцев назад в связи с проведением в этом городе EXPO-2020. Всемирная выставка обеспечивает максимальное внимание к площадке. И сама ее тема — глобальный разум — очень близка шахматам. Мы вступили в эти переговоры и достигли взаимопонимания. Дубай не был единственным вариантом. Мы рассматривали разные, но этот показался нам наиболее привлекательным.

— Меня как раз немножко насторожил тот факт, что вы хотите провести матч в рамках EXPO. Это не понизит его статус, не сделает гарниром, что ли, к основному блюду?

— Конечно, нет: матч не в рамках EXPO, а на площадке EXPO. Он будет одним из центральных событий этого периода, которое привлечет максимальное число зрителей.

— То есть вы уверены, что востребованность благодаря такому симбиозу увеличится?

— Несомненно.

— Вы уже сказали, что при благоприятном сценарии срок между окончанием претендентского турнира и началом матча за титул чемпиона мира составит три месяца. Хорошо, для подготовки гроссмейстеров к поединку этого и в самом деле достаточно. Но достаточно ли для «раскрутки» матча, для его «продвижения»? Раньше на эти процессы отводилось как минимум вдвое больше времени.

— Здесь все просто. Мы начнем раскручивать матч, как только будет подписан контракт на его проведение. Если это произойдет в ближайшем будущем, то времени будет достаточно. Может случиться и так, что наши партнеры скажут, что все сроки сдвигаются. Но тогда у нас тоже будет достаточно времени. В этом плане у нас нет опасений.

Полный текст интервью




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *